PRESS RELEASE

БОЛЬШОЕ ВРЕМЯ. НАЧАЛО

NIMSES — ВСЕМИРНАЯ СИСТЕМА, СОСТОЯЩАЯ ИЗ ВСЕГО ВРЕМЕНИ, ПРОЖИТОГО ВСЕМИ ЛЮДЬМИ.

Это наступившее будущее с его криптовалютами, блокчейнами и слиянием онлайн и оффлайн. Однако пугаться сходства Nimses с сюжетной линией первой серии крайнего сезона «Черного зеркала» или фильма «Время» с Джастином Тимберлейком не стоит. Даже наоборот: похоже, есть основания обрести новую надежду и светлую веру в грядущее завтра.


БОЛЬШОЙ СТРАХ

Мы ведь уже привыкли к тому, что ценности мертвы, корни утрачены и память фрагментирована. Человеческий мозг, чья способность строить планы зависит от способности генерировать воспоминания, это считывает однозначно: «Будущего нет». Да, нас предупреждали о таком развитии событий и обещали уже несколько концов света. Уважаемые ученые выдали справку о смерти Бога (Ницше), почитаемые мыслители провозгласили смерть Истории (Фукуяма) и ее составляющих (Шпенглер), достойные умы указали на великую абсурдность всего (Камю). А недавние события типа Brexit, перипетии с Дональдом Трампом и финансовая ситуация в Испании — несколько наглядных примеров того, что мир таки теряет рассудок. И мы вместе с ним. Причем с каждым днем все стремительней.

Безнадежное и сумасшедшее — такое оно, наше время. Нас ничем не удивить, мы видели все. Чем экстравагантнее, ядовитее и назойливее, тем привычнее. И мы ищем среди всего этого даже не покоя, он никому не нужен. Мы ищем смысла и хотим снова научиться хотеть. И это все в мире, где достаточно оружия, чтобы осуществить конец света.


This is an image

БОЛЬШОЕ СРАЖЕНИЕ

Атомная бомба по-новому заставила взглянуть на вопрос «А дальше, собственно, что?» И оказалось, что абстрактные проблемы, решая которые развлекались Платон и Аристотель, стали настолько важными, что без их решения дальше таки конец. Другими словами, люди, которых мы называем миллениалами и которых изучаем, пытаясь предугадать их поведенческие паттерны, должны будут ответить на вечное «быть или не быть», приняв в расчет все «уроки» прошлого и «безбудущность» настоящего. И это, по сути, большая битва между смыслом и бессмыслицей.

При этом в свою войну миллениалы войдут в таком будущем, которое их родители не могли даже себе представить. Они уже обитают в реальном виртуальном мире, могут достать практически все, «кликнув» пару раз по тачпаду, и пытаются в еще досознательном возрасте использовать функцию «увеличить», глядя в обычное окно. Но при этом у них часто нет самого важного — смысла. Того самого смысла, описанного Франклом. Им приходится жить с идеей, что все вокруг не имеет никакого значения. Они под всем, легко и не думая, ставят like — like «кому-то» и «при всех». И этому «кому-то» от этого лайка хорошо. С точки зрения химии мозга, это выброс дофамина. То есть, человеческая нервная система реагирует на виртуальные абстракции типа like и share выбросом гормонов удовольствия. Для 14-летней девочки не получить под своим селфи like в прямом смысле больно.

ОНИ УЖЕ ОБИТАЮТ В РЕАЛЬНОМ ВИРТУАЛЬНОМ МИРЕ, МОГУТ ДОСТАТЬ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ, «КЛИКНУВ» ПАРУ РАЗ ПО ТАЧПАДУ, И ПЫТАЮТСЯ В ЕЩЕ ДОСОЗНАТЕЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ФУНКЦИЮ «УВЕЛИЧИТЬ», ГЛЯДЯ В ОБЫЧНОЕ ОКНО. НО ПРИ ЭТОМ У НИХ ЧАСТО НЕТ САМОГО ВАЖНОГО — СМЫСЛА.

Как и когда виртуальность умудрилась стать такой реальной? Будучи символом под кусочком контента в сети интернет, этот самый like превращается в единственный доступный способ передать информацию о сочувствии, дружбе, симпатии и даже любви. Справляется ли like с такой нагрузкой? Отчасти да, но есть нюансы. Ведь продолжительность жизни его коротка: like работает на протяжении скролла, до тех пор, пока я знаю, что другие знают, что мне поставили like. Но как только старый like тонет в нижней части экрана под натиском свежего контента, нужен новый like. Вот он, сизифов труд сегодняшнего дня. Многие попросту бросают это дело.


This is an image

БОЛЬШИЕ СИНИЕ КИТЫ

Капитуляция имеет последствия. В мире, например, около 350 миллионов людей разных возрастных групп страдают депрессией. Все знают, куда ведет это расстройство. Суицид — вторая по значимости причина смерти среди людей в возрасте 15-29 лет — ежегодно забирает жизни 800 000 человек [1].При этом, несмотря на некоторые сходства между подростковой депрессией и депрессией в зрелом возрасте, по поводу применения антидепрессантов в лечении несовершеннолетних единого мнения касательно ведения пациента у врачей нет (Thapar, A., Collishaw, S., Pine, D. S., & Thapar, A. K. (2012). Depression in adolescence. Lancet, 379(9820), 1056–106) [2]. По существу, мы столкнулись с эпидемией молодежной депрессии и не знаем, что с ней делать.

Это совсем небольшая часть данных о миллениалах. Но даже эти цифры указывают на то, что мы потерялись и наше время истекает. Впрочем, так всегда, с самого начала времен и было. Однако сейчас ощущение того, что «время вышло», вызывает более выразительную тревогу и/или апатию, не самые конструктивные в социальном плане состояния. Мы боимся потерять время и теряем его, пытаясь освоить новые книги по тайм-менеджменту. Мы невероятно сильно скучаем и сидим в соцсетях по 9 часов в день. И в этом всём круговороте спешки и скуки мы все равно не находим смысла.

Как исторические существа, мы обречены на существование во времени. У нас сложное и запутанное прошлое; нам приходится мириться с высокотехнологичным и бесприютным настоящим; нас сильно угнетает неопределенное и туманное будущее. А еще у нас есть инструменты, чтобы покончить с планетой — буквально, целиком и полностью. Может, депрессия — это наш способ адаптироваться?

«…ПОДОБНО ГОРЯЧКЕ, ПОМОГАЮЩЕЙ ИММУННОЙ СИСТЕМЕ СПРАВИТЬСЯ С ИНФЕКЦИЕЙ (ПОВЫШЕННАЯ ТЕМПЕРАТУРА ТЕЛА ОБЪЯСНЯЕТСЯ ПОВЫШЕННОЙ АКТИВНОСТЬЮ ЛЕЙКОЦИТОВ), ДЕПРЕССИЯ МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ ХОТЬ И НЕПРИЯТНОЙ, НО ВСЕ ЖЕ АДАПТАЦИОННОЙ РЕАКЦИЕЙ НА НЕВЗГОДЫ. БЫТЬ МОЖЕТ ЧАРЛЬЗ ДАРВИН БЫЛ ПРАВ. МЫ СТРАДАЕМ, СТРАДАЕМ ТЯЖЕЛО, НО СТРАДАЕМ НЕ НАПРАСНО».

Джона Лернер, «Положительная сторона депрессии»; Lehrer, Jonah. “Depression’s Upside.” New York Times 28 February 2010: MM, 38+. NYTimes.com. [3]

Как же не опустить руки до момента, когда станет ясно, ради чего мы страдаем? Технически ведь человеческий организм рассчитан на 120 лет жизни. Только как заставить себя жить столько? У нас особо нет привязанностей, но зато полно экранов. А это уже, говорят, зависимость. А от того, что экранов много и становится все больше, и они нам все время что-то кричат, каждый на своем языке, — у нас сдают нервы. Ведь мозг за время своей эволюции не научился общаться с экранами, поэтому продолжает требовать взаимодействия с живыми людьми. А кого можно считать такими? Где заканчивается общение с экраном и начинается общение с живым человеком? Если наши способности обеспечить общение настолько всеобъемлющи, почему само общение так бесцельно и бессмысленно?


БОЛЬШИЕ НИМБЫ

Вся беда наша в том, что у нас просто нет времени. Да, оно начинается и заканчивается, оно вездесуще, и мы его даже измеряем, но при этом оно невидимо. У нас даже нет в организме никакого специального механизма, который бы считал минуты. И тем не менее, мы несем его бремя, оно всегда нас настигает, приходит рано или поздно. А что мы без него? Без него мы буквально не можем составить ни единого внятного предложения. И страдаем только, силясь запомнить неправильные глаголы и правила согласования времен.

А теперь представьте круг, сделанный из времени. И это не циферблат часов. Это все время, прожитое живым человеком с момента регистрации в Nimses — самый настоящий нимб или индивидуальный баланс нимов (nim balance). В него теперь могут «уходить» все минуты жизни человека, останавливая таким образом глобальный обратный отсчет. Nimses придает времени видимую форму. А это значит, что такие фразы, как «Извините, у меня нет времени» больше не сработают. Учитывая все имеющиеся у нас проблемы, мы как человечество, вместе со всем своим цинизмом и отчаянием, кажется, нашли способ выйти из этой ситуации. Как и большинство современных решений, этот способ тоже представлен в форме мобильного приложения, которое показывает, что у каждого, что бы там ни было, всегда есть сколько-то времени.

NIMSES ПРИДАЕТ ВРЕМЕНИ ВИДИМУЮ ФОРМУ.

80 лет человеческой жизни состоят из 42 048 000 минут. Это факт без конкретного содержания. Он не даст представления о внутреннем мире личности, не укажет на то, как выглядел человек в 12, 20 или 50 лет. Но именно эти минуты человек тратит на других, на получение профессии, на сон и питание, стояние в очередях и отбывание всех видов сроков во всех видах помещений. В этом смысле, время — деньги, а Nimses — инструмент, открывающий возможность его тратить и накапливать. Все, что необходимо «пользователю», — и это, кстати, неизбежно, — проживать минуту за минутой. В эти минуты можно, и даже нужно, спать, кушать, Nimses все равно сохранит их на счете в виде нимов. Всё, что надо делать, кроме как установить приложение и зарегистрироваться, так это жить. Как только человек присоединяется к системе, время начинает накапливаться. Накопленное количество времени не имеет ничего общего с наличием/отсутствием социального статуса. Оно равно количеству прожитых минут и минут, подаренных другими людьми.

ВРЕМЯ — ДЕНЬГИ, А NIMSES — ИНСТРУМЕНТ, ОТКРЫВАЮЩИЙ ВОЗМОЖНОСТЬ ЕГО ТРАТИТЬ И НАКАПЛИВАТЬ. ВСЕ, ЧТО НЕОБХОДИМО «ПОЛЬЗОВАТЕЛЮ» — И ЭТО, КСТАТИ, НЕИЗБЕЖНО, — ПРОЖИВАТЬ МИНУТУ ЗА МИНУТОЙ.

Nimses, фактически, выводит на экран алгоритмически рассчитанную и оцифрованную версию души. Своего рода цифровую ауру, понятную каждому человеку. Ее не нужно объяснять, потому что это время, единственное, что может честно породнить всех нас. Только время оказалось уникальным объединяющим элементом, доступным абсолютно каждому человеческому существу на планете: языки, идеи и религии не сработали.

То есть, теперь у нас есть кое-что надежное. И это похоже на начало новой эры безусловной ценности человеческой жизни. Ведь Nimses — это не очередная социальная сеть, это экосистема, которая опирается на константу, не подверженную переменчивым ветрам и парадигмам. Большинство уведомлений Nimses — о том, что кто-то подарил кому-то сколько-то минуток невосполнимо прожитого времени жизни. Ни больше ни меньше.


БОЛЬШАЯ ИДЕЯ

Nimses по своей сути антиидеологичен, он не дает никакого универсального определения того, что такое «хорошо». Вместо 10 заповедей в Nimses есть круг, похожий на часы. Это набор ориентиров, помогающих найти именно то, чего не хватает в чьей-то отдельно взятой жизни. Мы, возможно, даже перестанем беспокоиться о том, который сейчас час, начнем создавать свое время и будем заботиться именно о нем. В конце концов, рано или поздно мы все умрем, и это делает нас равными. Но каждый проживает свое время по-разному: мы рождаемся в разных телах, в разных местах и при разных обстоятельствах. А это значит, что мы уникальны. Интернет заставил нас жить слишком близко друг к другу, с Nimses есть возможность эту жизнь разделить с теми, на кого хочется тратить свое время.

В КОНЦЕ КОНЦОВ, РАНО ИЛИ ПОЗДНО МЫ ВСЕ УМРЕМ, И ЭТО ДЕЛАЕТ НАС РАВНЫМИ. НО КАЖДЫЙ ПРОЖИВАЕТ СВОЕ ВРЕМЯ ПО-РАЗНОМУ: МЫ РОЖДАЕМСЯ В РАЗНЫХ ТЕЛАХ, В РАЗНЫХ МЕСТАХ И ПРИ РАЗНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ. А ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО МЫ УНИКАЛЬНЫ


This is an image

НЕ ТАКОЙ УЖ БОЛЬШОЙ ИТОГ

Идея существования без корней себя исчерпала и породила крупные страхи и крокодильи слезы. Из-за больших массивов данных мы чувствуем себя маленькими. Слишком маленькими, чтобы быть значимыми. Но мы не потеряны. Похоже, что Nimses предлагает что-то вроде действенного лекарства для человечества. И правда, кто откажется сохранить свое время, которое из метафоры превратилось в высокотехнологичное решение, построенное на сложных алгоритмах. Возможно, у нас появилось нечто более прочное, чем время. Как ни парадоксально, это нечто именно из времени и соткано.


О РАЗРАБОТЧИКАХ NIMSES

Nimses — это компания без границ, без четкой иерархии и без национальности. Юридически Nimses зарегистрирован в США, но его команда работает без какой-либо географической привязки. То есть, по своей сути компания не столько интернациональна, сколько метанациональна.

Nimses — это группа особенных людей, стремящихся придать больше смысла миру, который уже знаком с ядерным оружием. Интеллектуально и физически Nimses явился на свет в контексте Чернобыльской катастрофы. Создатели приложения делают то, что делают с единственной целью — мотивировать продолжать жить в мире, напичканном атомными бомбами. Облученные радиацией, психологически и физически, но тем не менее стремящиеся к жизни.

Nimses — это технологическое решение, не ставящее цели завоевать долю рынка; это не бизнес в традиционном понимании. Это бесплатное геолокационное приложение и одновременно большая гипотеза. Оно создано для того, чтобы давать нечто большее, чем то, что могут давать деньги, биткоины или «лайки». Nimses — это взаимоотношения со временем по-иному, без привычного для человечества линейного восприятия.

BACK TO ALL POSTS